Профессия: каскадер

«На крутых поворотах машину бросает в кювет
Снова дух замирает, но прекрасней профессии нет»…

Именно эти строки из советской песни про каскадеров полностью передают отношение к своей профессии известного одесского каскадера, спортсмена Евгения Мамулат. Он выполнял каскадерские трюки в таких известных фильмах, как «Ликвидация», «Кровинушка», «Жизнь и приключения Мишки Япончика» и многих других. На протяжении 14 лет Евгений каждый день доверял свою жизнь воле случая, и хоть все отрабатывалось досконально, но риск присутствовал всегда.

Меня просто подобрали с обочины

Вот уже нескольких лет Евгений живет в Азове. Мы встретились с ним и разузнали если не все, то многие тайны профессии каскадера.

– Евгений, как и почему вы стали каскадером?

– Я родился в Одессе. С детства мечтал стать каскадером. Смотрел тематические американские передачи. Параллельно меня привлекал мотокросс, и я копил деньги на свой собственный мотоцикл. Когда все же купил его – радости не было предела. И вот в один прекрасный день, гоняя на своем мотоцикле, у меня закончился бензин.

Я сел на обочину дороги и стал ждать товарища, который пообещал привезти топливо. В это самое время возле меня остановился черный Opel, из которого вышел мужчина и поинтересовался, что случилось. Я ответил, что закончилось топливо. Тогда он уехал, но через 15 минут вернулся и подал мне канистру с бензином. А также предложил вступить в их каскадерский клуб.

Сначала я не поверил своим ушам, но он не обманул. Этим мужчиной из черного Opel оказался каскадер Одесской киностудии, член «Международной ассоциации профессиональных каскадеров «Украина» Александр Селиванов. Вот так моя мечта детства и осуществилась. Меня просто подобрали с обочины – как мы потом шутили.

– Вы же на тот момент ничего не умели. Как вас готовили к выполнению первых трюков?

– Я тогда учился в 8 классе. Конечно, ничего не умел, но физически был развит, поскольку я занимался легкой атлетикой, баскетболом и был кандидатом в мастера спорта. А физическая подготовка – это важнейшая составляющая каскадерской деятельности. Поэтому мы каждый день тренировались и еще занимались мотокроссом.

Утро у нас начиналось в пять часов с пробежки 20 км, затем 40 минут плавали в море: сначала со связанными ногами, а после – о связанными руками. Ближе к обеду – грузили мотоциклы и ехали заниматься мотокроссом. Так каждый день.

– А как же школа? Как родители относились к вашему выбору?

– Школа отошла на второй план, и у меня была бумага от министерства культуры и спорта Украины, в которой было дано разрешение «освобождать меня от занятий». А родители отнеслись к моему увлечению спокойно, даже положительно.

– Помните свой первый день на съемочной площадке?

Конечно, и первый и второй и третий… Это были съемки фильма «Три дня в Одессе». Мне предстояло бегать с автоматом, стрелять, потом упасть, якобы меня убили. Автомат мне дали настоящий – с холостыми патронами. Сказали: беречь его, как зеницу око, иначе пойду под суд.

Но я долго не спал и очень устал, поэтому, присев перевести дух, заснул с автоматом в обнимку, а когда открыл глаза, его не было. Я стал везде искать автомат, у всех спрашивать, но надо мной только шутили. Оказалось, когда я уснул, его забрали и убрали в сейф.

Также в этой картине мне предстояло выпрыгивать со второго этажа. После должен был раздаться взрыв. Но я запутался в собственных ногах, и поэтому вначале прогремел взрыв, образовались языки пламени и только после этого я выпрыгнул. Внизу меня ждал мат и картонные коробки. Получилось еще эффектнее, чем планировалось. Этот трюк был выполнен с одного дубля.

Когда приземлился, менял цвета как хамелеон

– Вы рисковали? Или профессия каскадера – просто четко выполнять свою работу?

– Риск есть всегда. Конечно, мы не приходим и сразу с разбегу прыгаем или бьемся головой об стену, не задумываясь о последствиях, и о том, что раньше развалится – стена или голова. Мы готовимся к своим трюкам. Порой, месяцами. Знаем, что должны делать.

Как только начинался какой-то очередной проект, нам уже давали список трюков и указывали дату, когда его необходимо исполнить. Мы и готовились. У нас была задача, цель, которую ставил режиссер, автор сценария, постановщик трюков. Были и опасные моменты, но, как правило, все это проходит достаточно спокойно.

– А всплеск адреналина?

– В какой-то мере адреналин присутствует, но не сильный – это уже обыденность, просто профессия такая. Тем более я же занимался любимым мотокроссом, достиг кандидата в мастера спорта. Там были тоже прыжки, гонка – и это уже не всплеск адреналина, а спорт.

– Какие вам довелось выполнять трюки?

– Самые разные. Например, прыжок с 9-го этажа. Вот тогда-то я очень много получил адреналина. Прыгнул, а потом не помню, как дома оказался. Говорят, когда приземлился на батут, менял цвета как хамелеон – то бледнел, то зеленел, то синел, то краснел. Потом сел на мотоцикл и уехал домой, лег спать, а когда проснулся – решил, что мне все это приснилось.

Но готовился я к этому трюку месяца три. Сначала прыгал с гаражей, потом залазил все выше и выше. В воду прыгал. Но всегда был под присмотром. Не один.

Еще трюк – взрыв на кладбище. Взорвали гроб, и я случайно загорелся, но так как был одет в куртку, то сразу и не понял, что горю. Просто почувствовал, что жарко становится.

При съемке фильма «Кровинушка» мы три дня подряд выходили в открытое Черное море. Нужен был дубль прыжка с самой верхней палубы. И я прыгнул. Казалось, что летел долго. Когда вошел в воду не сразу сориентировался, где верх, где низ, а когда понял и начал всплывать, то увидел над собой пузо сухогруза. Но меня страховал водолаз. Он схватил сзади за плечо, а я почему-то не ожидал этого, хотя знал, что он будет меня встречать и сильно напугался.

– Бывало так, что какие-то трюки вам давались легче, а какие-то сложнее?

Все трюки технически сложные. Перед выполнением трюка, даже личного, вначале приходилось доказать, что это безопасно, нашему «папику» – так мы называли руководителя одесского клуба профессиональных каскадеров «Стант», заслуженного советского каскадера с большой буквы, спортсмена Валерия Завадского.

Бывало, доказывал месяцами, что я не пострадаю. Хотя мы все были застрахованы.

Главный смысл в жизни

– В съемке каких именно фильмов вы приняли участие в качестве каскадера, и за каких актеров выполняли трюки?

– Их было много. Самые яркие из них это: «Ликвидация», «Три дня в Одессе», «Кровинушка», «Жизнь и приключения Мишки Япончика», «Я – ангина», «Воронины» и т.д. Дублировал Антона Макарского, Дмитрия Дюжева и др.

– Не обидно было оставаться за кадром, выполнять сложные трюки, рисковать жизнью, а вся слава доставалась актеру?

Нет, никогда. Я же не актер, а каскадер. Я делал свою работу, которую любил, которая приносила мне удовольствие. Если бы хотел славы, то пошел в актеры. А так я знал, что тот или иной трюк выполняю я, и мне этого достаточно.

– А бывало, что вы не могли исполнить трюк?

Да, один раз такое случилось. В роли трупа мне нужно было лежать в ледяной воде зимой. Но я не смог. Вода была невыносимо холодная. Но после набрали теплую воду в бассейн, и я исправил ситуацию.

– За вашу продолжительную каскадерскую деятельность травмы были?

Да. Принимая участие в моем самом первом каскадерском выступлении на Шоу каскадеров, я заигрался, и так получилось, что поломал сразу две кисти. Но я никому ничего не сказал, а перебинтовав руки, продолжил выступление. После мне разрезали перчатки, потому что руки очень сильно опухли и отправили на «скорой» в больницу. Там меня загипсовали, и я вернулся домой.

Еще во время съемок ломал ключицу. Нужно было дублировать девушку, которая со скалы прыгает в море за своим любимым. Я два раза спрыгнул, а потом меня увезли на «скорой» в больницу. Высота скалы была около 7 метров, а глубина по пояс.

– Есть то, чего вы боитесь?

– Меня пугает сама жизнь, она непредсказуема.

Боялся, что не встану на ноги и больше никогда не смогу ходить. Это еще одна моя серьезная травма, но получил я ее не во время выполнения трюков и не на тренировках. Я просто ехал по городу и передо мной встал выбор – сбить человека, либо подставить себя. Я выбрал второе. Меня еще и на встречку выбросило. Было больно.

В итоге двойной открытый перелом левой ноги, повреждение позвоночника, куча операций, год в больнице. Но я боролся, заново учился ходить. И не только пошел, но даже побежал. Вернулся в мотокросс, но оставил его. Какое-то время еще работал каскадером.

Но после украинско-российского конфликта одесский кинематограф пошел на спад. Не стало больших интересных проектов. И я окончательно решил завязать с каскадерской деятельностью.

Вот уже несколько лет живу в Азове, работаю. По образованию я вообще инженер-механик. У меня есть дочка и сын. Они мой главный смысл в жизни. Когда сын подрастет, обязательно научу его ездить на мотоцикле.

Марина Зекрач

E-mail: azned@azov.donpac.ru

Тел.: 8 (86342) 6-63-77

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 необходимо принять правила конфиденциальности
Skip to content