Презумпция виновности? или Вердикт присяжных

Презумпция виновности? или Вердикт присяжных

Накануне было оглашено решение Азовского городского суда по уголовному делу в отношении главы Администрации г. Азова Ращупкина В.В. и директора ДИЗО Администрации г. Азова Юхнова Н.Е. Обвинительный приговор многих шокировал. Но обо всем по порядку.

След Кафки

Как вы помните, уважаемые читатели, более года мы вели хронологию судебных заседаний, информируя вас об этапах судебного следствия и показаниях свидетелей. Наконец, суд вынес решение: признать виновными главу Администрации г. Азова Владимира Ращупкина и директора Департамента имущественно-земельных отношений Николая Юхнова.

Решение суда откровенно шокировало. Мы не станем его оспаривать – для этого есть профессиональные юристы. Конечно, будут поданы жалобы, предстоит апелляционный пересмотр – работы впереди много.

Мы совершенно не разбираемся в тонкостях юриспруденции, поэтому давайте просто представим себя на месте присяжных заседателей, чья миссия заключается в том, чтобы выслушать все стороны и вынести вердикт. Рассмотрим дело как простые обыватели.

Итак, начнем.

Решение суда зачитывалось более трех часов, и с каждым перелистыванием страниц невольно вспоминались сюрреалистические произведения в стиле Франца Кафки, где герой тщетно пытается противостоять бюрократической и правовой машине.

Откуда-то взялось определение, что обвиняемые действовали по предварительному сговору, каждый якобы выполнял заранее определенную роль.

Подождите, обвинители со стороны природоохранной прокуратуры во время процесса не выстраивали эту линию, не предъявляли доказательств, не опрашивали свидетелей. Более того, все свидетели как один заявляли, что никаких указаний к ним не поступало, все делалось в обычном режиме.

Дальше – больше. Распечатка телефонных переговоров между обвиняемыми, по мнению суда, говорит об их сговоре. Внимание: не аудиозапись, а именно сам факт звонка. По такой логике получается, что сотрудники любой организации, которые так или иначе периодически общаются между собой по телефону, могут быть признаны сообщниками в непонятно каком преступлении. Достаточно просто показать распечатку звонков.

Мы были ошеломлены.

Все в пользу обвинения

Любопытным оказался и тот факт, что во время процесса было допрошено много депутатов городской Думы шестого созыва, которые в далеком 2018 году голосовали за внесение изменений в Правила землепользования и застройки. Практически все заявили, что их решение было взвешенным, основанным на изученной документации. Документы перед голосованием всем были разосланы в полном объеме, согласно регламенту. Каждый из депутатов мог задавать дополнительные вопросы – как на предварительном этапе, так и непосредственно во время голосования на заседании Думы.

Свидетели также показали, что прокуратура провела правовую оценку документов, замечаний не поступило. На заседании Думы присутствовал прокурор – вопросов и замечаний от него не было.

И только один народный избранник того созыва сказал, что он не до конца понимал, о чем идет речь, и не предполагал, что дальше будет происходить с земельным участком, фигурирующим в деле.

Видимо, для обвинительного заключения этого было достаточно – значит, преднамеренно ввели в заблуждение. То есть не депутат проявил свою некомпетентность и, мягко говоря, не совсем ответственно относился к доверенному месту, а, напротив, его целенаправленно запутали. И одно слово перевесило десяток, но почему-то в пользу обвинения.

Защита также представляла регламент документооборота Администрации г. Азова, согласно которому каждый нормативно-правовой акт проходит проверку среди отделов, в чью компетенцию входит рассмотрение вопроса. В данном случае все ответственные лица проект проверили, свои подписи поставили, замечания отсутствовали.

Таким образом, глава Администрации должен был подписать документ, прошедший полную проверку и имеющий лист согласования без замечаний, при этом он не обязан изучать все приложения и дополнительные документы, которые уже были проверены сотрудниками Администрации.

Но и это не учитывалось: якобы знал, или предполагал, или должен был все проверить, или еще что-то – одним словом, виновен.

Напомним, до этого Ростовский областной суд признал, что фигурирующая в деле земля была выделена законно. В действиях главы и других сотрудников Администрации города нарушений не выявлено. Участок областной суд не признал лесной зоной, более того суд подтвердил, что данная территория к лесам никогда не относилась.

В уголовном кодексе есть статья «Преюдиция». Там прямо сказано, что обстоятельства, исследованные судом и прописанные в решении, вступившем в законную силу, обязательны для принятия без дополнительных проверок следователем, прокурором, дознавателем и другим судьей.

Несмотря на вступившее в силу решение областного суда, уголовное дело против главы Администрации не закрыли. Следствие не стало приобщать к делу предлагаемые доказательства отсутствия вины.

Кому выгодно?

Потом всплывали фразы, мол, обвиняемые, заранее зная о неправомерности своих действий, сделали то-то и то-то. Но это же не телепередача «Битва экстрасенсов» – здесь рассматривается уголовное дело (!), в буквальном смысле решаются судьбы людей.

Кто доказал, что они заранее что-то знали? Мы не слышали. Обвинение не привело ни одного аргумента, доказывающего предварительную осведомленность обвиняемых о том, что ни совершают явно незаконные действия, что у них был четкий план, что в итоге они хотели получить определенную выгоду.

Кстати, о выгоде. Как-то мы не услышали четкого мотива преступления. Зачем все это было? Зачем обвиняемые пошли на такой риск, совершили, по мнению суда, уголовное преступление? Ради финансовой выгоды? Она не доказана. Более того – об этом даже не говорило обвинение. Из обвинительного приговора выпала, на наш взгляд, существенная часть: мотив. Вразумительно его так никто и не объяснил.

Справедливости ради надо сказать, что звучала фраза, мол, своими действиями обвиняемые нанесли ущерб городу. Серьезно? Так значит, мотив был нанести ущерб городу? Но ведь любой человек в здравом уме увидит в этом нелогичность. У обвиняемых здесь живут семьи, воспитываются дети, много родственников и близких – это им они хотели навредить? Определенно нет.

Не надо предполагать – докажите. Просто качественно выполните свою работу.

К тому же в ходе процесса пострадавшей стороной была признана Азовская городская Дума, представляющая интересы жителей. Отметим: за все время пострадавшая сторона не делала каких-то заявлений о нанесенном ущербе. Ее, по сути, назначили пострадавшей.

Раз уж мы представили себя присяжными, то давайте по-обывательски вспомним: знаем ли мы кого-нибудь, кто явно пострадал от чьих-то действий и при этом ничего не хочет потребовать от обидчика, преступника и пр.? Ну, хотя бы извинений? Мы, например, не знаем таких людей.

Тогда в чьих интересах работало обвинение?

Вердикт присяжных

Когда зачитывалось решение суда, было время подумать о многом. И почему-то вспомнились лихие девяностые прошлого столетия. Тогда крепкие парни, заряженные «своей» правдой, приезжали к человеку и объясняли ему, как он теперь будет жить, по каким правилам и кому платить. Все попытки оппонента доказать свою правоту отсекались позицией силы, а все слова использовались против него, и счетчик наматывал круги.

К счастью, сегодня другое время, другое общество. Мы живем в правовом государстве, в котором есть такая статья:

УПК РФ, ст. 14 «Презумпция невиновности»

  • 1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
  • 2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.
  • 3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.
  • 4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Так что такое презумпция? Это предположение, которое считается истинным до тех пор, пока ложность такого предположения не будет бесспорно доказана.

Во время чтения приговора, господа присяжные заседатели, создавалось впечатление, что обвинение построено на «Презумпции виновности».

Повторимся: мы – не юристы и не знаем тонкости правосудия, поэтому не беремся оспаривать. Но мы же решили представить себя на месте присяжных.

Почему в заключительной фазе судебного разбирательства, во время прений, обвинительная сторона просто зачитала свое заявление и даже не пыталась аргументировано доказывать вину подсудимых? Да и заявление озвучил представитель природоохранной прокуратуры, который в течение почти полутора лет заседаний ни разу в них не участвовал.

К сведению: выступление обвинения заняло несколько минут, а сторона защиты приводила свои доводы несколько часов.

В итоге – обвинительный приговор. Такое ощущение, что из всего огромного материала, собранного и представленного адвокатами, в пользу обвиняемых были использованы только положительные характеристики.

Мы привели лишь несколько моментов, которые вызвали у нас определенные вопросы. Но уже и их достаточно для того, чтобы удалиться в совещательную комнату.

Присяжные возвращаются.

При вынесении вердикта присяжные руководствовались услышанными на заседаниях суда аргументами сторон обвинения и защиты, при этом руководствовались принципом презумпции невиновности.

Итак, по мнению присяжных, обвинение не сумело доказать вину обвиняемых, не объяснило мотив преступления, не привело доказательств полученной выгоды, фактов сговора. Таким образом, обвинение было построено на предположениях.

Вердикт: НЕВИНОВНЫ.

P.S. После выхода из здания суда в голове крутился один вопрос: если такое возможно с первыми лицами, то как же эта машина может прокатиться по простым гражданам?

Никита Зинченко.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому