Презумпция неВиновности

Глава Администрации города Азова Владимир Ращупкин ответил на поступившие от журналистов вопросы по завершившемуся и предстоящему судебным процессам. Больше года длится история, когда на главу Администрации было заведено уголовное дело о якобы незаконной передаче земельного участка, на котором собственники в дальнейшем стали строить коттеджный поселок.

Недавно Ростовский областной суд признал, что земля была выделена законно. В действиях главы и других сотрудников Администрации города нарушений не выявлено. Участок, на котором строится поселок, областной суд не признал лесной зоной, более того суд подтвердил, что данная территория к лесам никогда не относилась.

Несмотря на вступившее в силу решение областного суда, уголовное дело против главы Администрации не закрыли. Следствие не стало приобщать к делу предлагаемые доказательства отсутствия вины. Впереди – очередное судебное разбирательство.

Об этом и многом другом было рассказано на встрече с журналистами. Встреча длилась почти полтора часа. Мы приводим основные высказывания.

Здесь вы правды не добьетесь

– Чтобы исключить всякие инсинуации, хочется проинформировать общественность о своей точке зрения – что происходит на самом деле. До этого свое видение транслировали другие стороны, которые стояли у истоков всего происходящего. То, что сообщают жителям, это, мягко говоря, искажение фактов. К сожалению, так бывает, что у каждого своя правда.

Завершившееся расследование уголовного дела показало, что никаких доказательств моей вины абсолютно нет – все построено на каких-то предположениях, надумываниях, личных мыслях определенных людей, которые этим занимались. Причем, повторюсь, это не подтверждено фактами.

Конечно, я высказываю свою оценку происходящего, но как человек, чьи права закреплены Конституцией, и как юрист по образованию считаю свое мнение обоснованным.

На мой взгляд, следствие велось необъективно: дело было возбуждено по надуманным основаниям, в процессе предварительного расследования следствию доказать мою вину не удалось, и выводы следствия построены на предположениях.

О чем можно говорить, если мне заявили, что, мол, здесь я правды не добьюсь, идите в суд и там доказывайте свою правоту.

В моем понимании предварительное расследование для того и проводится, чтобы выяснить все обстоятельства, объективно и всесторонне рассмотреть вопрос и, конечно, если есть виновные, то привлечь их к ответственности. Но назначать виновных – это, по меньшей мере, неправильно. Вне зависимости от занимаемой человеком должности.

Позиция, которая была занята следствием, четко характеризуется следующим моментом: во время расследования ни одно наше ходатайство не было удовлетворено. Как пример, мы заявляли проведение полиграфологического исследования – нам отказали. Мы провели такое исследование самостоятельно, попросили следствие приобщить заключение полиграфолога к материалам уголовного дела – нам отказали. Напрашивается предположение, что позиция следствия имела исключительно обвинительный уклон, а все доказательства невиновности отвергались.

УПК РФ, ст. 14 «Презумпция невиновности»

 1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Оценка не того и не так

– Еще одни пример – оценка рыночной стоимости участка. Начнем с того, что в данном случае при передаче земли рыночная оценка не должна проводиться: есть специальная процедура, в соответствии с которой по установленной законом формуле и определяется стоимость участка. Эта процедура нами была соблюдена. Но следствие почему-то решило считать все-таки по рыночной стоимости.

Как же проводилась оценка этой рыночной стоимости? Человек, проводивший оценку, находился все время в Москве и даже не выезжал в Азов. Методика оценки, на мой взгляд и взгляд специалистов, совершенно не была соблюдена, потому что за аналоги земель были взяты участки, вообще не расположенные на территории Азова, что, безусловно, странно и некорректно. Метод аналогов применяется как раз для того, чтобы сопоставить наиболее похожие объекты. А тут брались участки в Аксайском районе – возле трассы М4 «Дон» (где, естественно, цены на порядок выше), в Азовском районе – возле рекреационной зоны отеля Old House (стоимость также ощутимо выше).

На мой взгляд, это делалось специально, чтобы сформировать негативное общественное мнение, искусственно завысив размер так называемого ущерба.

У нас в Азове просто нет такой стоимости 1 га земли – 10 миллионов рублей. Если бы такая стоимость была, то город жил бы совсем другой жизнью. Приведу в пример недавний случай, когда речь шла о продаже права аренды нескольких гектаров земли при помощи торгов. Это участок по улице Дружбы – параллельной улице Победы, о которой идет речь в деле. Так вот реализация около 4-х га земли составила менее 1 миллиона рублей. И это по рыночной стоимости.

Другой непонятный момент. Следствие почему-то считало стоимость земли под жилищное строительство, хотя в момент передачи и регистрации права собственности речь шла об использовании участка под сельхозназначение. Это потом уже собственник самостоятельно зарегистрировал право под жилищное строительство. Участие в этом Администрация не принимала.

Обвинительный проект «Петровский парк»

– Интересно, что обвинительная сторона говорит так: глава Администрации продал 17 га «Петровского парка». Но мы все прекрасно знаем, что на тот момент никакого парка и коттеджного поселка там не было. Это название – «Петровский парк» – появилось гораздо позже рассматриваемого события, но заявители именно под этим брендом стали подавать свой обвинительный проект.

На самом деле в тот период это были земли бывшего Азовского комбината хлебопродуктов – территория заброшенная, неиспользуемая. Заявительница М. обратилась к нам для использования земли в сельскохозяйственных целях: на территории был коровник, и участок нужен был для разведения крупного рогатого скота.

Мне кажется, очевидно, что никто не знает, как та или иная собственность будет использоваться владельцем в дальнейшем. Изменение планов и целей – это право каждого собственника.

На тот момент никаких препятствий для сельхозиспользования не было. Более того, о жилищном строительстве не было и речи – коровник не мог использоваться как жилищное или, допустим, промышленное строительство. Но следователь почему-то посчитал, что на тот момент лучше всего там было строить жилье. Следуя такой логике, можно предположить, что даже если бы предприниматель использовал в дальнейшем землю под сельхозназначения, то следователь все равно считал бы стоимость так, как будто там должно было быть жилищное строительство. 

А был ли сговор?

– Отдельная тема – это якобы имевший место сговор между мной и директором Департамента имущественно-земельных отношений.

Если даже предположить, что сговор был, то тогда в сговоре должны были участвовать многие отделы администрации, согласовывающие постановление, Кадастровая палата, Росреестр и ряд иных органов и подразделений, которые участвуют в процессе формирования, утверждения, регистрации земельных участков.

Предполагаемый сговор абсурден, так как в этом процессе участвует большое количество людей и подразделений. К тому же подтвердить сговор должны были бы какие-то письма, показания свидетелей, запись телефонных разговоров – ничего это абсолютно нет в материалах дела.

И еще. Самое интересное в этой истории – это то, что превышение должностных полномочий (то, в чем меня обвиняют) относится к категории умышленных преступлений. То есть человек должен знать, что он делает, желать наступления негативных последствий и действовать с определенным умыслом. Следствие предполагает (опять-таки бездоказательно), что я действовал в интересах заявительницы М. Но на момент подачи заявления о передачи земельного участка я заявительницу никогда не видел, не был знаком с ней, следовательно, у нас не было никаких отношений. К тому же сама заявительница только из материалов дела узнала, что я якобы действовал в ее интересах.

За что судить?

– Это, прежде всего, гражданско-правовой спор, а не уголовный. Если мы говорим о наличии нарушения в уголовно-правовой плоскости, тогда должны быть, как минимум, основные элементы: состав преступления и событие преступления,

И состав преступления, и событие преступления отсутствуют полностью, потому что уже есть решение Ростовского областного суда, который рассмотрел гражданско-правовое дело (связанное с этим земельным участком), чьи материалы один в один соответствуют уголовному делу.

Суд полностью отказал всем требованиям природоохранной прокуратуры. Законность действий Администрации полностью установлена судом: формирование и предоставление земельного участка было законным.

Решение суда вступило в законную силу. Таким образом, это решение абсолютно опровергает предположение следствия о наличии события преступления. В этой ситуации совсем непонятно, за что меня собираются судить. Это похоже на какой-то правовой беспредел. Надеюсь, что в дальнейшем соответствующие органы дадут правовую оценку всему происходящему.

В уголовном кодексе есть статья «Преюдиция». Там прямо сказано, что обстоятельства, исследованные судом и прописанные в решении, вступившем в законную силу, обязательны для принятия без дополнительных проверок следователем, прокурором, дознавателем и другим судьей.

В данном случае решение Ростовского областного суда полностью снимает какие-либо обвинения, сомнения в законности моих лично действий, действий сотрудников Администрации и других подразделений. То есть, сегодня нет абсолютно никаких оснований, чтобы уголовное дело было направлено в суд. Тем не менее, следствие это сделало.

УПК РФ, ст.90 «Преюдиция»

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Следствие, пытаясь как-то обосновать мой умысел, дает странную формулировку: мол, действовал с целью причинения тяжких последствий городу, общественным интересам. То есть не с целью получения какой-то личной выгоды, или исходя из корыстных мотивов, а предполагается, что я это делал с целью причинить вред городу, моему окружению, моим близким, моей семье, моим родителям и вообще всем жителям города Азова. Такая позиция просто не выдерживает никакой критики.

Напомню, Азов за последние пять лет трижды получал наивысшие баллы по оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления, мы постоянно побеждаем в различных конкурсах,  рейтингах, мы максимально участвуем во всех возможных проектах на областном и федеральном уровне, чтобы привлечь сюда инвестиции. При этом мне говорят, что я действовал с целью нанести ущерб общественности. Эти обвинения абсолютно несостоятельны.

УПК РФ, ст. 24 «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела»

 1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления…

Отстоять свою правоту

– Да, в этом деле много вопросов и практически нет ответов.

В конце прошлого года я открыто – по телевидению – подчеркнул, что ни в чем не виноват, преступлений никаких не совершал и буду делать все для того, чтобы наши жители, наша общественность были в курсе той ситуации, которая происходит вокруг меня, вокруг Администрации.

Надеялся, что следствие во всем разберется, но, как мне сказали, здесь правды не добиться, поэтому я буду отстаивать свою правоту в суде. Мне скрывать нечего, поэтому буду информировать жителей города о происходящих событиях.

Повторюсь, я не обвиняю следствие – я высказываю свое мнение: как человек и как юрист по образованию. Я ознакомлен с материалами уголовного дела, с обвинительным заключением. И вижу, что в деле нет абсолютно ничего, что бы говорило о моей вине. Только домыслы и предположения.

Происходит какая-то умышленная демонизация. Это создано искусственно – из-за каких-то личных обид или политических разногласий.

Последние пару лет в городе произошел некий перелом. Все до этого работали спокойно, все планомерно развивалось, пока не появились деструктивные элементы, которые стали вставлять палки в колеса и всячески расшатывать ситуацию. И вот ситуацию расшатали. Кому от этого хорошо? Точно не жителям города. Того единения, каким славился наш город, уже нет. Много разнополярных, порой, деструктивных движений и высказываний.

Хуже всего, что в этой ситуации используют людей, создавая негативный общественный резонанс. Азовчане стали заложниками происходящего. Я надеюсь, что судебные разбирательства позволят людям объективно взглянуть на вещи.

Я верю в объективность и справедливость суда. Верю в возможность предоставить доказательства, отстоять свою правоту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content