Герой Великой Отечественной войны

Дата: 13-05-2019


Сегодня героем нашей постоянной рубрики станет не актер, не певец, не деятель культуры, а герой Великой Отечественной войны – первый из офицеров Красной Армии, водрузивший знамя Победы над рейхстагом. Многие поколения дончан гордятся, что этим человеком был наш земляк Алексей Прокопьевич Берест.

 

Беспризорное детство

Он родился 9 марта 1921 года в селе Горяйстивка Сумской области Украины в крестьянской семье, где воспитывалось еще 15 детей. В 11 лет Алексей остался круглым сиротой, воспитывался старшими сестрами. Одно время он даже беспризорничал, потом попал в детский дом. Окончил только 6 классов, а после, прибавив себе два года, поступил на курсы трактористов при машинно-тракторной станции. Работал трактористом в колхозе, потом снабженцем на заводе.

В октябре 1939 года добровольцем ушел в Красную Армию. Принимал участие в боях в войне с Финляндией в 1939-1940 годах. В одном из боев спас жизнь командира.

В Великой Отечественной войне Алексей Берест участвовал с первых дней. Воевал под Ленинградом, на Волховском фронте. Как связист обеспечивал связь зенитных батарей, через год стал командиром отделения.

В декабре 1943 года был направлен на учебу в Ленинградское военно-политическое училище им. Ф. Энгельса, которое в то время находилось в г. Шуе. Правда, он не имел общего среднего образования, но по всем иным требованиям подходил – принимал участие в Финской войне, был отличным бойцом на фронте, имел опыт партийной работы. Так что зачислили его сразу на второй курс. Занятия шли ускоренными темпами, к сентябрю 1944-го курсанты овладели отведенной программой.

 

Знамя Победы

После выпуска лейтенанта Береста направили на 1-й Белорусский фронт, где он попал в 756-й стрелковый полк 150-й стрелковой дивизии. Назначили его заместителем по политчасти командира батальона. В составе этой части Берест освобождал Польшу, прорывал оборону фашистов на Одере, прошел с боями по улицам Берлина, штурмовал рейхстаг.

В ночь на 2 мая по заданию командования, переодевшись в форму советского полковника, Алексей Прокопьевич Берест лично вел переговоры с остатками гарнизона рейхстага о его капитуляции и под его руководством сержант Егоров и младший сержант Кантария водрузили на куполе рейхстага Знамя Победы.

За «исключительную отвагу и мужество, проявленную в боях» 3 августа 1946 года был представлен к награждению Золотой Звездой Героя Советского Союза, но 22 августа 1946 года награжден был орденом Красного Знамени.

Именно водружение Знамени Победы стало на долгие десятилетия символом окончания самой кровопролитной в истории человечества войны. Сохранились воспоминания Алексея Прокопьевич о памятном дне и самом символе Победы.

Для каждой из девяти дивизий, которые вели бои в центральной части Берлина в мае сорок пятого, официально изготовили знамена для возможного поднятия их над рейхстагом. На каждом из знамен была вышита пятиконечная звезда, серп и молот, а возле древка – номер.

Флаг под пятым номером достался 150-й стрелковой дивизии и был передан в первый батальон, где Алексей Берест был политруком. Но стремление всех без исключения бойцов взять рейхстаг и установить на нем флаг было таким сильным, что солдаты перед его штурмом рвали на флаги немецкие матрасы, наволочки, перины – все, что было из красной материи. Кому-то достался метр и больше, кому-то совсем небольшой клочок, но с этими ярко-красными флагами и флажками все рвались к рейхстагу и оставляли их в проемах окон, на лестничных перилах, колоннах здания.

Батальон Береста, которым командовал капитан Степан Неустроев, на штурм рейхстага бросился первым. Это было на рассвете 30 апреля. Во весь рост поднялся со знаменем полка боец Петр Пятницкий, которому всего несколько дней назад присвоили звание младшего сержанта. С ним вперед бросились и другие. Но за несколько метров до входа в рейхстаг Пятницкий был убит. Знамя подхватил другой боец Петр Щербина и быстро прикрепил его к одной из колонн. Это было первое красное знамя, с боем водруженное на рейхстаг. Также в здание ворвались бойцы батальона капитана Давыдова. Бой шел буквально за каждый метр. В окнах, на колоннах, дверях, в залах появлялось все больше и больше красных флагов и флажков.

По воспоминаниям Алексея Береста, бой за рейхстаг шел практически весь день и к вечеру стало ясно, что сопротивление противника сломлено. В первый батальон приехал командир полка Федор Зинченко и приказал немедленно организовать официальную установку знамени.

Соответствующий приказ был отдан замполиту Бересту. Он взял проверенных бойцов – сержанта Егорова и младшего сержанта Кантарию, комсомольца и беспартийного – и как коммунист лично возглавил эту маленькую ударную группу. 

– Артиллерийские снаряды в отдельных местах разбили ступеньки, – вспоминал Алексей Берест. – Приходилось, как в цирке, становиться друг другу на плечи, я снизу подталкивал, подсаживал сержантов, которые ростом были намного ниже меня. На крышу вылезли все трое, прочно закрепили знамя, сразу же развернувшееся на весеннем ветру. Оно было прострелено в нескольких местах, древко расколото пулей – мы ведь пробивались на купол под обстрелом засевших во всех щелях немцев.

Водружение Знамени Победы прошло в ночное время, а уже на следующий день к рейхстагу приехали многочисленные фотографы. Многие из бойцов смогли попозировать с символом Победы. Но Алексея Береста фотохроника не запечатлела. Он уже получил новый приказ командования: сопровождать эшелон с освобожденными из немецких концлагерей советскими гражданами.

За участие в водружении знамени и взятие в плен огромного числа немцев ему дали несколько дней отпуска, которые Алексей Берест собрался провести в родном селе. Добираясь на родину, где-то в районе Харькова, он заболел тифом. На следующей станции его сняли с поезда и отправили в ближайший на то время военный госпиталь в Ростове-на-Дону.

Здесь он встретил симпатичную медсестру Людмилу Евсееву. После выздоровления Алексея они поженились и уже вместе вернулись в Германию. А уже после войны молодая семья решила жить в Донской столице.

 

Забытый герой

В начале мая 1946 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза офицерам и сержантам, которые подняли знамя Победы над рейхстагом: капитану В. Давыдову, сержанту М. Егорову, младшему сержанту М. Кантария, капитану С.Неустроеву, старшему лейтенанту К.Самсонову.

Лейтенанта Алексея Береста среди них не оказалось.

Есть разные версии неожиданной опалы «офицера-Победы». Алексей Берест был известен своей прямолинейностью. Например, он поднял шум, когда ценности из одного фашистских генералов перекочевали не в музей, а в дом одного из советских командиров. Он успел также поссорится с «особистами». Имел место и инцидент, когда в азарте наступления его бойцы, не разобравшись, какое помещение штурмуют, гранатой взорвали двери и обстреляли посольство одного из нейтральных государств, которое сразу же обратилось с нотой к правительству СССР.

Береста как замполита обвинили «в плохой воспитательной работе в батальоне». Отстаивать его доброе имя было некому: Жуков уже находился в опале.

После войны Алексей Берест дослуживал на Черноморском флоте в Севастополе. Там в 1948 году родилась его единственная дочка Ирина. Моряки традиционно не очень почитают представителей сухопутных войск, но Алексея Прокопьевича любили. На груди у него сиял орден Красного Знамени, ордена Красной Звезды и Отечественной войны первой степени, медали.

Все знали подробности его боевого прошлого. Когда полковник демобилизовался, офицеры и матросы провожали его семью на вокзал, жалели, что расстаются, многие из них, взрослых людей, называли его «батей».

Молодые родители переехали в пригород Ростова – село Покровское Неклиновского района. Так герой войны стал ростовчанином.

В начале 50-х Алексей работал заведующим районным отделом кинофикации. Как-то в январе 1953 года к нему с проверкой явился ревизор и сообщил, что в зале на киносеансе людей больше, чем продано билетов. Выяснилось, что кассир и бухгалтер допустили более пяти с половиной тысяч рублей потерь. Завели уголовное дело.

Следователь на допросе начал обвинять заведующего в сговоре с ними. На слова, почему он не верит боевому офицеру, язвительно сказал: «А это еще нужно проверить, где и как ты воевал. Ты, наверное, и в войну тепленькое место имел? Подожди, и туда доберемся!».

Алексей всегда был горяч и скор на руку. Он схватил перепуганного следователя, поднял, как ребенка, и вместе с креслом выбросил из окна второго этажа. Сразу возбудили еще одно уголовное дело.

14 апреля 1953 года приговором суда Алексея Береста лишили свободы на 10 лет и отправили на лесоповал в пермские лагеря. Благодаря амнистии срок сократили наполовину. Но он не стал просить о помиловании. Писал в письме жене: «Проси от себя. Мне нельзя: я себя виноватым не признаю... Значит, мне судилось просидеть в этом аду и побывать в этом уголовном мире... Я ни перед кем на коленях не стоял и никогда не стану».

После возвращения домой Алексей Берест устроился в литейный цех завода «Ростсельмаш». Он пользовался огромным уважением всего коллектива, с ним дружили многие работники завода. Часто в гости к Берестам приезжали и его однополчане. И всегда разговор заходил о необходимости восстановления исторической справедливости. 

И однажды он все-таки написал письмо Хрущеву. Описал все как было: как с боем поднимались на крышу, как укрепляли знамя, как ходил к немцам на переговоры. В ноябре 1961 года ЦК КПСС решил собрать в Институте истории марксизма-ленинизма закрытое совещание по этому вопросу, куда вызвали и Алексея Береста.

После того закрытого совещания в пятом томе шеститомной «Истории Великой Отечественной войны» появились более-менее правдивые строки: «В ночь на 1 мая по приказу командира 756 полка полковника Ф. Зинченко были приняты меры по установлению на здании рейхстага Знамени, врученного полку Военным Советом 3-й ударной армии. Выполнение этой задачи было возложено на группу бойцов, возглавляемых лейтенантом А. Берестом. Рано утром 1 мая на скульптурной группе, венчающей фронтон дома, уже развевалось Знамя Победы: его установили разведчики – сержанты М. Егоров и М. Кантария».

В десятом томе 12-томной «Истории второй мировой войны» об этом говорится уже несколько шире. Стал он и героем художественного фильма «Освобождение». Книги Алексею Бересту посвятили журналисты Николай Мотренко и Карл Кокошко.

 

Героическая смерть

3 ноября 1970 года в семь часов вечера Алексей Берест вел пятилетнего внука Алешу из детсада. Они переходили железнодорожное полотно возле платформы «Сельмаш». Впереди шла женщина с маленькой девочкой. В этот момент подошла электричка.

Толпа людей ринулась на перрон. Кто-то толкнул ребенка на рельсы. В этот момент по параллельной линии шел поезд. Громко закричала мать, все растерялись. А Алексей Берест оттолкнул Алешу и бросился спасать малышку. Выхватил ее с рельс, а сам выскочить не успел. Поезд выбросил его на платформу, которая была напротив. В четыре утра, не приходя в сознание, Алексей Прокопьевич умер. Было ему всего 49 лет.

(Использованы сведения из различных интернет источников)

Марина Григорьева

E-mail: azned@azov.donpac.ru

Тел.: 8 (86342) 6-63-77